Сон пятый. Мир одиннадцати стульев за овальным столом

© Юкки, 2015


Это был мир, насквозь пронизанный холодом. Или даже составленный им — нещадно бичующим, нескончаемым и мертвенно живым. Белый мир, на просторах которого я очутилась давнишней поселенкой, выглядел огромной снежно-ледяной пустыней, испещренной иссиня-чёрными прожилками нешироких трещин, в которых проглядывалась чёрно-синяя вода — мёртвая и злая. Именно она стояла стражем между мирками невольников, застрявших в этой ледяной пустыне. На каждой, относительно небольшой ледовой чешуйке, запрошенной крошкой сухого снега, размещалось человеческое жилище. Оно походило на большую коробку - контейнер, облицованный оцинкованным гофрированным проф листом. Ни окон, ни дверей у этого железного прямоугольного сооружения не было видно, а при более близком рассмотрении становилось понятно, что стены слепого строения сплошь покрыты иссиня-серебристой наледью.

Здесь всегда был вечер — белёсо-фиолетовый или изжелта-белый. Здешний ветер не унимался ни на мгновение и потому в холодном воздухе всегда можно было видеть снежные завихрения, расчерчивающие белыми языками холодный воздух. Иногда, на очень короткое время, на плоскости свинцового неба не весть откуда возникал крохотный солнечный глаз, похожий на бледную овсяную крупицу. И вот в это-то время из ледяных коробок высыпал люд. Их лиц было не разглядеть. Каждый из них пытался скрыться от ветра, прикрываясь кто одной, кто двумя руками. Подходя к краю своего снежного острова, люди перекрикивались друг с другом, силясь перекричать вой ветра. Одежды на всех были мрачные и изрядно потрёпанные. На мне было надето приталенное полупальто болотно-зелёного оттенка. Голова была укутана старенькой шалью, из под которой высовывалась прядь заиндевелых волос. Ногам, обутым в большие валенки, было тепло, а вот руки совсем замёрзли, потому что у меня не было рукавиц. Я тоже подошла к кромке своего островка и увидела, что трещина, до сих пор казавшаяся маленькой, на самом деле была большой ледяной расщелиной, откуда на меня глядела чёрная бездна холодных вод. В следующее мгновение я отчётливо почувствовала, как из под моих, обмякших от страха, ног уходит твёрдость льда, превращаясь в сухую скрежещущую ледяную крошку. На какие-то доли секунды этот замороженный мир покачнулся и я бы, конечно, упала. В бездну. Но чья-то тёплая рука крепко держала мою руку и настойчиво тянула вверх. Мелкие иголки льда и крупицы сухого снега обжигали лицо и не давали возможности видеть происходящего и только тепло руки, удерживающей меня над пропастью в никуда, вселяло надежду. Всё, что я могла делать в тот момент, это только не мешать. И я не мешала, целиком доверившись той силе, что вытягивала меня из расщелины. В конце концов мы оба лежали на холодном снежном настиле, тяжело дыша и облегчённо глядя в небо, сплошь пронизанное белыми снежными хлопьями:

-Надо вставать, - услышала я твёрдый голос где-то совсем рядом, - пора уходить.

Тяжело поднявшись на ноги, я увидела перед собой человека — крепкого и высокого. Он кое-как был укутан в светло-коричневого цвета плед в шоколадную клетку и в тонкую чёрную полоску:

-Надо спешить! - Его голос не допускал возражений, - Идём…

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2015/03/mir-odinnadtsati-stulev-za-ovalnyim-stolom-son-pyatyiy/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Проза для детей, Сказки:  Сказка про найденную игрушку



Притчи, РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри, Сказки:  Камень и глина

Миниатюры, РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри, Философия:  Паутина Рацеи

Миниатюры, Сентиментальная проза:  Она для него…