ВЕЧНЫЕ МЫ

© kirill_kinnari, 2014


(А четвёртый шаг — это будет уже просто телепатия, прямой обмен мыслями, слияние душ. Задание для neuroscience: обеспечить, четыре подопытных кролика уже есть.)

А решать-то мне, как младшей во всех смыслах. То есть если я упрусь, ничего и не будет. Ох. Мне бы с собой разобраться сначала

13. ДА, ЭТО ОНА (КАТЯ)

ФИК: fuck for the world. (Очень смутная идея пока.) Почему секс чудо: потому что это подтверждение и оправдание всего тебя со всеми потрохами. Да, это ты, ты хорош, я тебя нашла, выбрала, я хочу продолжить тебя, подарить и принять в дар вечность. Ты есть то, каким я хочу чтобы было будущее. Отсюда: представим, что каждый наш половой выбор не потомство производит, а по-настоящему целый новый мир, и не холодный безличный или только в какой-то микроскопической мелочи разошедшийся (quantum many-worlds), а настолько новый, большой, хороший насколько нас двоих, причем взаимно усиленных и переплетённых, хватит. Экстраполируем себя на вечность! Миллионы существ и судеб зависят от того, с кем же ты и как наконец трахнешься. Ответственность, чудо, ритуал. В кого же Парис яблоком кинет.

ИДЕЯ: вот такие башмачки, но не с помпончиками, а с маленькими ветродуями снизу вверх, незаметными. Чтобы все развевалось, от юбки до волос, и ногам приятно, и чтоб трусики не потели в жару. Подойди ко мне, возлюбленный мой, ибо я твоя свежесть (а зимой твоё тепло!), я твой оазис в пустыне, я возношусь к небесам, солнечный ветер колеблет вершины трав. А когда сердце бьётся чаще (от любви, конечно, от чего ему ещё биться), дуть тоже начинает сильнее, чтоб волосы взлетали и юбка задиралась. Хочу! (Кстати: общий принцип, любую одёжку можно сделать лучше если поддеть ярко-белое под низ, или пришить как изнанку, но чтоб было сверху чуть видно.)

ФИК: тайные встречи. Мир последнего идеала красоты, через тысячи лет отбора и гениальности, где все немыслимо прекрасны и немыслимо разны, и где поэтому каждому невозможно не любить всех кого видишь и знаешь. Где сильнейшая «наша» любовь потянет максимум на вежливый интерес. Где избирательность любви уже не работает, by force of sheer beauty (что, скорей всего, невозможно, избирательность наоборот будет только расти, но попробуем представить). И конечно же, им нельзя, немыслимо без близости, со всеми кого любишь, то есть со всеми, period. Просто умрут без этого. Но — главное! — никому нельзя знать, кто когда и с кем и как. Всё должно быть в строжайшей тайне. Потому что это слишком для них сильно. Если знать, что вот сейчас он с ней — это перетянет весь мир, накренит, обвалит. Или наоборот: нельзя будет не побежать к ним, не броситься, усилив всё взрывообразно, и тем ещё вернее сведя с ума остальных — будет как чёрная дыра, big bang любви. Поэтому — тайна, тем более трудная, что они куда чутче нас, и знают и видят неизмеримо больше. Все знают, что у всех со всеми, но смертельно важно не общее, а частное — кто вот прямо сейчас с ним, с ней, и этого знать нельзя, и они все знают что нельзя, но не хотеть знать не могут. Даже случайных фраз типа «он с ней» избегают, привычно, потому что слишком сильно бьёт по мозгам, даже когда речь о совершенно неодушевлённых и несимволических предметах. И чувство вины и тайной сладости у тех кто смог, всё-таки смог уединиться, и дичайший, на разрыв башки, неукладывающийся ни во что разнос между «все всех всегда» (и все знают!) и «мы с ним сейчас» — и никто не знает…  Что-то в этом есть, но надо ещё думать.

Популярность: 3%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2014/12/vechnyie-myi/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя