Кукурудз — избранник Космоса

© InnaLevshina, 2014


Убогое Быково о благах цивилизации только догадывалось.

Заброшенное за сто первый километр от громады столичного мегаполиса, забытое Богом село заедало свой век в другом измерении.

Рассвело, и что есть мочи заорали петухи. В новом дне жизнь зашевелилась привычно-неторопливо. Заспанные, неумытые тетки в замурзанных серо-бурых кофтах и грязных черных калошах на босу ногу выползли из сырости вросших в землю развалюх и тихо запричитали каждая о своем.

Изнуренные жертвы горемычного житья день за днем хлебали свое постылое одиночество, давно позабыв, что был и на их улице праздник, что было застенчивое «да», робко сорвавшееся с пухлых губ на утеху усатым, чубатым, охочим до баб избранникам. В тяготах позабылось и то, как их горе-муженьков — матерщинников и драчунов — беспробудное пьянство довело до белой горячки и уложило в сырую землю.

Только тихоне Гале повезло больше других. Старость на носу, а муж все еще при ней. Ее отрада, ее счастье — Яша Кукурудз — «горькой» не брезговал, но потреблял умеренно, с удовольствием, а не закладывал за воротник пол-литрами, как окаянные его дружки, безвременно отправившиеся к праотцам. Пусть почивают с миром!

«Прикладывался» Яков до той злой поры, пока жестокая хворь не вцепилась в легкие и не стала рвать их на куски.

Испугался тогда кормилец и бросил. Ну, почти… По местным меркам стал просто трезвенником.

И Симочка, ее кровинушка, хоть и был, по устоявшемуся коллективному мнению, слегка «из-за угла мешком прибитый», не улетел в чужие края, а остался при пожилых родителях.

* * *

Взвизгнули ржавые петли, кривая калитка распахнулась и выпустила на волю тощую черно-белую буренку. По пустынной улице вдоль сцепившихся воедино изгородей покатилось протяжное «му-у», зазывая на утренний выпас подруг, которых еще не пустили под нож.

- Симка, едят тебя мухи, чего расселся? Коровы пошли. - От подзатыльника голова чаевника качнулась, и щербатые зубы цокнули о край гигантской кружки. За компанию досталось и рыжему кошаку, отиравшемуся о ноги.

- Вы чего, батя? - кадык дернулся вверх-вниз и проглотил обиду.

- Чего-чего? Уйдут! Потом ищи-свищи, — спозаранку на Яшу «нашло» - туча-тучей. А как тут держать себя в узде, когда по безжалостному лекарскому приговору он уже не жилец на белом свете. С туберкулезом не сговоришься, все равно сожрет.

- От греха подальше, - смекнул Симон и дал стрекача, не дождавшись материнского благословения.

- Сынок, - вслед убегающему крикнула Галя, но того уже и след простыл. Заохала, глаза на мокром месте, ведь хотела задержать — не смогла, хотела перекрестить — не успела: будто что-то чувствовало, что-то знало материнское сердце.

* * *

За четвертым хвостом семенил Кукурудз-младший, потирая место на затылке, куда прилепилось отцово раздражение.

- Раз, два, — пошарил он в памяти. И точно, за четвертак лет всего пару раз досталось ему на орехи от родителя.

Впервые дело дошло до рукоприкладства, когда, помучившись, батя отвалил-таки два мешка пшеницы и годовалого кабанчика директору школы, чтобы тот выписал оболтусу аттестат.

- Глаза б мои тебя не видели, - рявкнул тогда Яков и залепил Симке так, что у неуча аж дух перехватило,

- Не тронь дитё, - вступилась за сына Галя, - не по зубам ему эти науки.

- Башка у него дубовая — ни бе, ни ме, только и могет, что ложкой стучать, да вечерами на небо пялиться. А чего там в небе том? Чернота да пустота! Как ни крути, сын-то наш — птица невысокого полета.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2014/07/kukurudz/

Метки: , ,

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Психологическая проза, Рассказы:  Шалая крошка



Рассказы, Фантастика:  Кукурудз — избранник Космоса

Рубрики нет:  Приказано праздновать