Кактус. Листочки 28-30

© Лилит Мазикина, 2014


Иногда у них встречаются стихоприступы. У кого? Сейчас. Сейчас.

Однажды я ждала заказанное в фастфуд ресторане; зал был пуст. Две кассирши устало и равнодушно глядели на кнопки кассового аппарата. Потом одна из них вдруг встрепенулась и стала читать рифмованные строчки. Встрепенулась и вторая, подхватила – и они дочитали до самого конца стихотворение Пушкина об осени. К концу декламации обе уже мягко и радостно улыбались. Одна была азиаткой, другая – мулаткой. Мулатка отдала мне заказ.

Другой раз я видела, как уборщица бросила тряпку и, подняв глаза к потолку, стала заунывно, запинаясь, читать наизусть письмо Татьяны. То самое, из поэмы «Евгений Онегин». И, только дочитав, вернулась к мытью полов.

Я слышала, как монотонно, себе под нос, читает отрывок из Пушкина сидящая на солнцепёке консьержка.

Загадка стихоприступов разрешилась, когда ко мне в консьержку вбежала одна из уборщиц. Встав на пороге, она принялась яростно декламировать что-то на таджикском. Потом, запинаясь и путая слова, попыталась перевести, и я вдруг поняла, что только что услышала рубаи Омара Хаяма. Я даже узнала его:

– Общаясь с дураком, не оберешься срама, Поэтому совет ты выслушай Хайяма: Яд, мудрецом тебе предложенный, прими, Из рук же дурака не принимай бальзама.

– Да! – выкрикнула Гуля (да, это была одна из Гуль) и залилась слезами. И вот так, сквозь слёзы, рассказала, как жестоко и гадко её только что унизил один из жильцов.

Они вспоминали стихи, чтобы почувствовать, что всё ещё являются людьми.

Стихами они говорили себе и миру, поскольку не могли это крикнуть тем, кто наслаждался их унижением: я – человек!

Удивительно. Почти всегда это были стихи Пушкина. Воплощения, аватары русской культуры.

Когда исчезала одна семья люли, я как-то быстро знакомилась с другой. Чем дальше, тем легче мне раскрывались навстречу: среди люли пошли слухи обо мне. Чаще всего они просто, не чинясь, принимали старые вещи, которые я им привозила. Иногда что-то просили. Учебник по английскому языку. Старый компьютер или ноутбук. Лекарства.

Одна девочка-подросток попросила книгу.

– Какую?

– Стихи. Я очень люблю стихи.

– Например?

Девочка с сожалением признала, что пока знает только одно стихотворение. Но очень хорошее: Пушкина. И продекламировала мне вступление к «Руслану и Людмиле». Полностью. Я могла вспомнить только несколько первых строчек, устыдилась и пообещала принести книгу с такими же хорошими стихами.

Не только девочки у люли – женщины, мужчины по вечерам сидят с книгами и журналами в руках. То и другое чаще всего берут на помойках и в подъездах, в общем – где бесплатно. Такое повальное книгочейство очень удивило меня. Как и все цыганки Москвы, я считала люли дикарями, рождёнными в нищете и для нищеты. А у многих оказалась за плечами как минимум средняя школа, как максимум… институт.

– Почему же ты на другую работу не устроишься? – спрашивала я кого-нибудь.

– Плохой русский. И резюме плохое.

– Почему резюме плохое? Кем ты работала на родине?

– В Узбекистане? Лиля, кто же там берёт на работу люли?

– А как они понимают, что вы – люли?

– На лицо глядят. На лице всё видно.

А мне-то казалось, что они очень похожи на узбеков, а узбеки – на них. Кроме разве что Алима. Алим – копия Руперта Эверетта в фильме «Тихий Дон».

Работают только мужчины. Женщины делают так, чтобы семья выжила до зарплаты мужа: просят милостыню на улицах. Это целая наука.

(Вечеринка с пиццей! При заказе двух больших пицц – шесть банок пива бесплатно.)

***

Дети в подъезде в основном очень милые. По крайней мере, на вид. У одной девочки лет девяти – явное ко мне пристрастие.

– Тётя Лиля, тётя Лиля, вы не видели мою собаку?

– Я отправила её на твой этаж.

– Жалко. Тогда придётся домой идти. А то можно было бы сказать, что я его выгуливала.

– Тётя Лиля, тётя Лиля, смотрите, что я сделала!

Популярность: 9%

Страницы: 1 2 3



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2014/04/kaktus-listochki-28-30/

Метки:

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Повести, Фэнтези:  Ручной белый волк императора Батори. Гл. 8



Повести, Фэнтези:  Луна, луна, скройся! Гл.4

Рубрики нет:  Где тоска

Повести, Фэнтези:  Ручной белый волк императора Батори, гл. 14