Кактус. Листочки 7-9

© Лилит Мазикина, 2014


– Сколько времени? Почти двенадцать… Здравствуйте!

Любовь Дмитриевна произносит это каждый день, возвращаясь с прогулки. Ей семьдесят лет, у неё совсем белые волосы и подслеповатые голубые глаза. Ростом она раньше была точно с меня, но годы её согнули. Она живёт в квартире одна, но одиноким стариком не считается – за соседней дверью проживает её невестка.

Любовь Дмитриевна тихая, благообразная и обожает скабрёзные шутки и частушки. Правда, чтобы это узнать, надо с ней как следует разговориться.

– Подождите, подождите, дайте я запишу…

– Зачем?

– Фольклор ведь!

– А, ну, записывай, я этих частушек столько знаю…

Всю жизнь Любовь Дмитриевна проработала на фабрике. А в пятидесятых там была такая атмосфера: мужчин не хватает, сплошь женщины и молодые девушки.

– И брала нас большая тоска по любви.

Вот над этой своей тоской работницы и подшучивали, распевая, порой в процессе работы, матерные эротические частушки.

– Весело было всё время, смеялись мы. Вот я ещё знаю матерную про цыгана, записывай.

И Любовь Дмитриевна слабым голоском напевает про бойкого в известном деле и стойкого известным органом цыгана.

– Мы эти частушки и сами придумывали! Эх, память моя не та стала, я бы тебе надиктовала!

Любовь Дмитриевна всегда одета очень кокетливо. Волосы пострижено коротко-коротко, чтобы за ними было удобно ухаживать; но даже практичная стрижка смотрится у неё заигрыванием с образом «гарсон». Зимой Любовь Дмитриевна одета в приталенный голубой пуховичок и шапочку с цветком, похожую на клош двадцатых годов. Летом она носит платьица непривычно весёлых для русской пенсионерки расцветок. Например, густо-голубое в белый горошек и с белыми вставками, прикрывающими широкий ворот, или в персиковое, с оранжевыми цветами. И нет, она не выглядит в них нарочито молодящейся. Она выглядит в них так, будто любит жить.

Хотя к Любови Дмитриевной часто заглядывает внучка, старушка очень боится утратить бодрость. Нет, более того: сама мысль об этом приводит её в ужас. Слишком много её подруг умирали долго, беспомощно, в одиночестве. Потому каждое утро, в половину девятого, при любой погоде Любовь Дмитриевна выходит на прогулку. Она может зайти в магазин-другой, или дойти до поликлиники, или просто походить туда-сюда по бульвару неподалёку. Не спеша, потихонечку. Тщательнейшим образом следит за гигиеной:

– В войну первыми умирали те, кто переставал умываться.

– Где умирали?! – я думаю о Ленинграде. Любовь Дмитриевна не хочет развивать тему.

– Где угодно. Помни, даже если очень тебе плохо, намочи ладошку, протри лицо.

Несмотря на ужас перед одиночеством, животных Любовь Дмитриевна боится заводить.

– Ну, а что будет делать чучело-мяучело, когда я умру? Хорошо, если быстро обнаружат и просто на улицу его выкинут. И на улице коты выживают. А если ему с голода придётся мне лицо объедать? А если, наоборот, не будет и от голода околеет?

Она рассказывает про своих многочисленных товарок – подружек по фабрике – с которыми так и произошло. С такими интонациями бабушки объясняют малышам, почему нельзя хвататься за горячую кружку: мягко, с лёгким сожалением о возможных последствиях. «Ручка покраснеет, и будет бо-бо. И что ты будешь делать? Станешь плакать.»

Стану.

(Плазменные телевизоры со скидкой. Доставка в пределах МКАД бесплатно)

***

Одна из отличительных особенностей работы консьержкой – полное выпадение из пресловутого «четвёртого измерения». В фойе висят часы. Бывает лето, бывает зима. Бывает, въезжают, бывает, выезжают. Стариков выносят, детей приносят. Но чувства времени, его течения – нет. Каждый рабочий день начинается один и тот же рабочий день.

Две самые большие проблемы – холод и запах. У остальных консьержек ещё клаустрофобия, но я, дитя многодетной семьи из позднесоветской «однушки», дискомфорта от ограниченности пространства не испытываю. А вот холод и запах – мучают.

Популярность: 10%

Страницы: 1 2 3



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2014/03/kaktus-listochki-7-9/

Метки:

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Повести, Фэнтези:  Принцы нищих и бастарды крови, гл.7



Повести, Фэнтези:  Ручной белый волк императора Батори, гл.11

Повести, Фэнтези:  Ручной белый волк императора Батори, гл. 20 (последняя)

Повести, Фэнтези:  Ручной белый волк императора Батори. Гл. 8