Старуха

© А. Б. Бурый, 2013


Нанец.
Она его почувствовала ещё до того, как он нажал на кнопку звонка. Каким-то совершенно невероятным образом, она поняла, что он подошёл к двери и сейчас позвонит. И звонок прозвучал, невероятно пронзительно, тревожно, бесконечно тоскливо, и захотелось скрыться от этого звука, но скрываться было негде.
Он был бледен. Он был нереально бледен, как будто вся его кровь, до последнего эритроцита, вдруг покинула тело, и только какая-то непостижимая магия заставляла его дышать и двигаться. А ещё он неожиданно стал чужим и страшным – настолько чужим, что моментально показались наваждением долгие и вроде бы счастливые годы, проведённые вместе; настолько страшным, что хотелось бежать без оглядки, но не получалось – непослушные мышцы сковали тело и оно уже было не подвластно своей хозяйке.
- Отойди, - сказал он.
И она отошла, повинуясь не своей воле, а этому голосу, тоже моментально ставшему чужим.
Он прошёл, не разуваясь, прямо на кухню. Там он сорвал занавеску, скрутил её, передвинул табуретку, встал на неё и медленно привязал один конец занавески к крюку, на котором подвешивалась люстра.
Потолки три двадцать. Ему всегда нравился простор сталинской высотки, построенной для тех, кто среди общего равенства мог поднять голову чуть выше, чем остальные, возможно для того, чтобы этой головы лишиться. Они чутко спали, вздрагивая от визга тормозов, скрипа дверей и звука шагов на лестнице. И кто знает, быть может, для некоторых, тех, кто услышал звонок в дверь, единственным спасением был крюк в потолке и верёвка, привязанная к этому крюку. Возможно, эти самые три двадцать, были чудовищным проявлением гуманности той власти. И, возможно потом, стали строить два пятьдесят только потому, что времена в целом стали гуманнее, и смысл в высоких потолках отпал сам собой.
Она молча стояла, зная, что сейчас будет, но странный паралич так и не отпускал, лишь только взгляд выражал животный ужас от того, что сейчас будет и от того, что это невозможно предотвратить.
Другой конец занавески он обвязал вокруг шеи, потом откинул ногами табуретку, и, совершив несколько судорожных движений, неподвижно повис.
Она ещё постояла в оцепенении
- Ма-а-а-а-а-мочка, - заорала она, опомнившись, метнулась к нему и попыталась приподнять тело, но было слишком поздно. На лице навеки застыла уродливая гримаса с высунутым языком и вытаращенными глазами.

Суть.
Лохматый лежал в своей любимой позе – морда на лапах, лапы на ковре, на ковре кресло, на кресле хозяин, на кухне хозяйка, в детской – хозяева дочь. Потому что любимая поза характеризуется не только положением лап, ушей и хвоста, а кроме всего этого, общим положением в доме. И в самом деле, разве может быть поза любимой, если лапы, уши и хвост располагаются там и так, как им следует, а хозяина нет рядом? Волнуйся за него, переживай. Кто его знает, где он там шляется? Дома ему не сидится, обязательно надо уйти куда-нибудь, да ещё и на целый день. А мир снаружи непредсказуемый и жестокий, и уж кому, как не Лохматому, это знать. Вот вчера, например, он – лохматый, а не хозяин –подрался с доберманом, да так, что еле оттащили, а потом ещё и отругали, не за что, практически. А как с ним можно было не подраться, если он метил дерево, помеченное перед этим Лохматым? Люди деревья почему-то не метят, но странным образом их жизнь от этого спокойнее не становится.
Неожиданно заиграла музыка в дурацкой коробочке хозяина. Сколько раз Лохматый просил хозяина сменить музыку, потому что она невыносимая и тоскливая, настолько тоскливая, что почти каждый раз, когда она ирала, хозяин надолго пропадал. Лохматый даже испортил однажды коробочку, но хозяин его за это наказал, а на следующий день купил новую, мелодия в которой была ещё громче и ещё противнее, Но каждый раз ответ на его просьбы был одинаковым: «Ну что ты скулишь, мой дружок? Я скоро приеду» - и уезжал надолго. И почему люди не понимают его язык? Ведь они с лёгкостью разбираются в гораздо более сложных вещах, а в очевидном разобраться не могут…

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2013/12/staruha-2/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Фантастика:  Слепой и лампа. Глава 1. Монета



Красота спасёт мир:  Бедный Пэдро

Психологическая проза:  Зеркало

Психологическая проза:  Всё очень просто