НА КРУГИ СВОЯ… (окончание)

© Uliss13, 2013


***

— Нет, вообще-то в самом деле не стоило беспокоиться. Дело в том, что я…

— А при чем тут ты? — Марта говорила сухо и отстраненно. — Я вообще-то не о тебе беспокоилась, а о нем. Он инвалид, у него ступня была раздроблена в крошево. Не дай бог, что случится, опять два месяца в гипсе. А ему семью кормить.

— Вон как. Этот Марат, он твой друг? Я хотел сказать…

— Он… друг моего мужа… Ну да, того самого, если интересно. Они служили вместе.

— Ясно. Не поверишь, так и подумал. Что-то в них обоих есть родное и близкое. Сапоги фасонные, звездочки погонные. А муж — он где сейчас? Просто мне бы не хотелось с ним сейчас встречаться. Не потому что боюсь, потому что противно. Так что пойду, пожалуй. Впредь прошу обо мне не тревожиться.

— Мужа моего сейчас нет, — Марта говорила спокойно, даже с улыбкой. — И не будет никогда. Война, знаешь. А Маратка тогда выжил. Один из экипажа. Они в засаду попали…

Понимаешь, если бы не Славка, всем бы был п..дец! Понимаешь?! По нам же херачили из всех окон. Из всех окон! У нас тогда было два «Урала» с пехтурой один «бэтер» и наша семидесятка. Бэтер они сразу зажгли. По нам попадали раза четыре, но срикошетило, Бог сохранил в общем. Славка машину развернул поперек улицы — пацанов прикрыл броней. Смертельный номер вообще-то при такой-то густоте огня. Но опять пронесло. Когда пацаны спешились, раненых оттащили, — съехали на обочину. Сначала никак пристреляться не смогли. Пока пристреливались, блядь, и в нас попали. У меня ступня всмятку. Серого, наводчика, контузило, он орет дуром. Маму зовет. Дым, пекло, ад кромешный. Ад кромешный! А Славка кричит: «Экипаж! Не ссать! Работаем, экипаж!» И хохочет, во все горло, будто весело ему. Сам сел за наводчика, а на самом комбинезон дымит вовсю.

Поработали. Разом три дома снесли к ебене матери. Три выстрела — три прямых попадания осколочно-фугасными! Как на бильярде, в одну лузу! Оттуда самый огонь был. И еще один дом зажгли трассерами. Духи притихли. Кто живой остался. Когда в танке вовсе невмоготу стало, Славка сперва меня через передний люк выволок, потом за Серым в башню полез. Вот тут и рвануло. Если б мы почти весь боекомплект не расстреляли, хер бы кто выжил. А тут — меня в кювет откинуло, Серого насмерть убило, а Славка — обгорел. Смотреть страшно было, бог не приведи…

— Он прожил после этого шесть дней. Если это жизнью можно назвать. Я прилетела в Ростав-на Дону на четвертый день.

Была вся как в тифозном жару. Ни во что не хотелось верить, всё казалось недоразумением, которое вдруг разрешится само собой и с облегченным вздохом. Уф-ф!

Продала квартиру каким-то людям из фонда «Свет в конце тоннеля». Хорошие такие, люди, участливые, говорят тихо, в глаза глядят, книжечки суют… Особенно женщина. Она даже расплакалась, кажется, от моего рассказа, просто навзрыд, говорила, что я на маму ее похожа, хотя меня постарше была. По привычке, видать. Они гарантировали полное исцеление в какой-то клинике в городе Хайфа. Ну потом, как водится — ни квартиры, ни денег, ни Хайфы ни света. Только книжечки, да тоннель, тоннель, тоннель…

А Слава тогда пришел в сознание только один раз — за час до смерти. Открыл глаза, увидел меня и сказал: «Всё. Уходи отсюда. Мне конец. Уходи, я сказал!» Я и ушла.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2013/10/na-krugi-svoya-okonchanie/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Стихи без рубрики:  Часовщик



Рубрика не определена:  ГРАВЕР (продолжение)

РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри, Рубрика не определена:  Песчинки слов

Рубрика не определена:  Одиссей