Begin, Began, Begun (Фрагмент 2)

© kvashninv195-2, 2013


В. жил в обычном запущенном панельном доме, на первом этаже. Грязные лестницы, сломанные почтовые ящики. Соседи справа беспрерывно пили, отчего подъезд периодически оглашался звуками пьяных ссор. Когда В. въехал в эту квартиру, первое, с чем он столкнулся, были полчища тараканов, которых он через несколько месяцев упорной борьбы всё-таки вывел. На крошечной кухне В. натянул верёвку, на которой сушил бельё, и втиснул в угол холодильник «Минск», сделанный раньше, чем сам он появился на свет.

Узкий коридор вёл из кухни в гостиную, которую местные люди упорно называли «залой». В ней имелся старый продавленый диван, явно привезённый с чьей-то дачи, и пара кресел. У стены стоял книжный шкаф с треснувшим стеклом, однако большая часть книг находилась в коробках, частью заброшенных на антресоли, а частью пылившихся в углу. В дальней комнате, в которую можно было попасть из гостиной, стояла «полуторная» кровать, у окна – письменный стол. На полу лежал красный изрядно потёртый ковёр, привезённый в далёком семьдесят восьмом году родителями из туристической поездки в Югославию. Комнаты в квартире составляли анфиладу, так что вечером В. из спальни мог видеть огни находившейся неподалёку современной многоэтажки, а из гостиной – освещённую арку двухэтажного «сталинского» дома. Когда темнело, становились слышны звуки, издаваемые проезжавшими машинами и троллейбусами, а также голоса прохожих, скрашивавшие одинокое существование В.

В университете В. подавал большие надежды. После защиты диплома, посвящённого поэтике Эдгара Алана По его хлопали по плечам, сулили быструю защиту кандидатской. Рассмотрев несколько предложений, В. выбрал Институт мировой литературы РАН. В секторе современной американской литературы, куда он устроился, поначалу его приняли хорошо. После того, как на одном из коллоквиумов В. выступил с докладом на тему «Стивен Кинг как представитель метода социалистического реализма» в отношениях с коллегами появился холодок. Он ещё более усилился, когда на одной из читательско-писательских конференций прозвучало выступление В. «Почему Шолохова будут читать через 100 лет, а Солженицына – нет», а на последовавшем банкете в полемическом пылу последний был назван «барачным петухом русской литературы». После этого его по плечам хлопать перестали, о скорой защите кандидатской больше не заговаривали. К произошедшему В. отнёсся стоически, в свободное время писал для газеты «Лимонка» эссе «Ганнибал Лектор как герой нашего времени».

Унынию старался не поддаваться, вылезая холодным утром из-под одеяла занимался гантельной гимнастикой. Потом – бритьё, изысканный завтрак (растворимый кофе с бутербродами) и в восемь часов, прихватив портфель, В. отправлялся на работу. В зависимости от дня недели он шёл к станции метро (понедельник, среда – ИМЛ) или пешком через пустырь к россыпи многоэтажных коробок, среди которых находилось здание педагогического университета, где по пятницам он читал лекци по истории зарубежной литературы. По вторникам В. сидел в сумрачном зале для научных работников. Глядя на рыгающую и попёрдывающую публику, он лелеял мысль о том, что никогда не найдётся ему места среди небожителей – почему-то непоправимо ясное осознание этого утешало и согревало его. Вечерами В., как правило, работал – писал конспекты лекций или читал книги по специальности. Порой, утомившись слушать про Владимирский централ – ветер северный, легко проникавший сквозь хлипкие гипсолитовые стены, ставил пластинки с записями Вивальди или Бизе. Через очень короткий промежуток времени соседи начинали стучать со всех углов, разъярённо требуя тишины.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4 5



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2013/08/begin-2/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Рубрики нет:  Необременительная роскошь дорожных разговоров (фрагмент III)



Рубрики нет:  ЗАХАР ПЕЛЁВИН Etc.

Рубрики нет:  Begin, Began, Begun (Фрагмент 2)