ДЕДАЛ (фрагмент повести “КОНЕЦ ЛАБИРИНТА”

© Uliss13, 2012


Еще господин Фариот говорил так: «На государевой службе
не стоит за­­водить врагов, тем более, друзей. Зато всенепременно
следует иметь любовниц, ибо они, помимо прочего, заменяют тех
и других, не являясь ни теми, ни другими.

Из записок Дедала Афинского

Самая скверная новость на свете звучит так: у меня большие перемены в жизни. Перемены иногда могут быть хорошими, но большие перемены – всегда скверно…

Кажется, именно такими словами проводил меня мой бывший хозяин, добрейший Эгиал. Я-то решил тогда, что старикан просто брюзжит с зависти, и это говорит о том, сколь молод, самонадеян и глуп я был. Однако же я оставлял его дом без тени сожаления, и это еще слабо сказано. Я не был обременен никаким скарбом, а от слова «навсегда» еще не веяло холодом.

Хотя, должен признаться, когда пароконная двуколка, прихотливо украшенная не то павлиньими перьями, не то ажурной тканью, въехала тем утром во двор, мне на какое время стало до истошного воя тоскливо и жутко. К слову сказать, та двуколка, ежели б не вызывающе богатое ее убранство, до смешного походила б на потешную повозку семьи ярмарочных фокусников.

«Приехали за тобой, – сказал мне во дворе Эгиал с широкой, беззубой улыбкой, – за тобой, можно сказать, пожаловала самолично страна Египетская. Ты ведь ее еще толком не видал, сынок. Тебе это еще пред­­с­­тоит. Поприветствуй же ее учтиво. Знаешь, что это значит, приветство­вать учтиво? Объясняю: пасть мордой в пыль. Надеюсь, ты не считаешь, что это унизительно? Унизительно, сынок, пасть мордой в пыль не перед тем, перед кем следует…»

Кажется, то были последние слова, что я от него услышал. Из двуколки сперва высунул голову, а затем неловко выбрался наружу уже знакомый мне слуга. В долгополой, нелепо блестящей одежде, он уморительно напоминал жука-бронзовика. Когда он глянул на меня, спеси во взгляде его было уже чуть меньше, зато злобы много больше. И это означало, что с ним держаться надо было настороже. Но не на­столько, чтобы простираться пред ним мордою в пыль.

Далее было поистине чудесное путешествие по городу Шедет. Меня восхитило все то, что я увидел в резное окошко двуколки, и не оттого, что я был юн и глуп, хоть я и был юн и глуп. Город в самом деле прекрасен, и сей­­час, изрядно умудренного, он восхитил бы еще более, чем тогда. Но тогда самый большой восторг вызвало то, что я сижу вну­­т­­ри этой дву­­­колки, а не пялюсь на нее снаружи. Слуга, имя его было Хо­­маат, не­­тер­пеливо вертелся рядом, и весь его вид выражал брез­­г­­ли­­­вость и непонимание. В его маленькой, яйцевидной голове трудно уме­ща­­­­лось, что столь очевидное ничтожество, как я, мог быть свя­­­то­­тат­­с­­­т­венно помещен в одну повозку с ним. Воистину неисчерпаемы доброта и милость хозяина, но должен же быть всему разумный предел…

Моего нового благодетеля звали Фариот. Об этом мне сообщил слу­га, когда я спросил его напрямую. Он сказал, что хозяин (даруй ему бо­ги, покровители его, Хнум и Себек, здравия и благоденствия) – преус­певающий купец, один из самых знатных людей Шедета, и что хоть ро­ждения не египетского, но ревностно чтит великих богов, благочестив и щедр в жертвоприношениях. Эта длинная фраза далась бедному Хо­маату нелегко, ибо со мной должно было говорить, как он разумел, пре­зрительно и сквозь зубы, но говорить так о хозяине – немыслимо. Со­четание спеси и подобострастия показалось столь комичным, что я не выдержал и рассмеялся, чем, кажется, поверг его в еще большее негодование.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2012/11/dedal-fragment-povesti-konets-labirinta/

Метки:

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Рубрика не определена:  ЖОНГЛЕР



Рубрики нет:  СО СТОРОНЫ

РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри, Стихи без рубрики:  Конец лета

Рубрика не определена:  ГРАВЕР (продолжение) Доротея