Мёртвый

© А. Б. Бурый, 2011


  1. Лирическое…

Никогда не знаешь, что будет завтра. Никогда ты не сможешь являться полноценным хозяином своей судьбы. Любое, самое незначительное на первый взгляд событие, может поменять её до неузнаваемости. Может перечеркнуть всё, что было, а может преподнести неожиданный подарок.

Впрочем, не всегда удаётся вспомнить, что было вчера.

  1. Кот и птички.

Наглый чёрный кот по кличке Пират сидел в засаде, собираясь напасть на голубя и не подозревал о том, что девятилетний Митя в свою очередь караулил кота, чтобы поймать его и погладить. Голуби, в свою очередь, понятия не имели о коте, поэтому мирно клевали что-то с асфальта и ворковали. Митя неосторожно выскочил из засады, кот от неожиданности подпрыгнул и спугнул голубиную стаю. Голуби взмыли вверх оставив на земле кота, Митю и прочие неприятности.

  1. Остановите самолёт.

От резкого ускорения Петрова втянуло в кресло. Он несколько раз что-то недовольно пропыхтел и закрыл глаза. Самолёт оторвался от земли, и он начал набирать высоту, от чего у Петрова заложило уши. Он совершил полузевок, нормализировав тем самым давление, и уши пришли в прежнее состояние.

«Хорошо», - возникла мысль и громко чпокнула, растворившись в воздухе.

«Плохо», - решило подсознание, но не смогло сформулировать, почему ему плохо.

В этот момент траектория голубиной стаи, которую спугнул кот Пират, пересеклась с траекторией самолёта.

«Очень плохо», - констатировала мысль, когда из левого двигателя, а потом и из правого показались языки пламени. Самолёт начал выполнять манёвр выравнивания над шоссе, ведущем в город. По всему фюзеляжу начались вибрации, от которых стало жутко. Видимо, лётчикам пришлось заглушить двигатели, потому что наступила тишина.

- Приготовиться к посадке, - раздался из динамиков сдавленный голос командира экипажа.

- Мы разобьёмся! Мы все умрём! – послышался истерический женский крик откуда-то спереди. Петров сгруппировался и закрыл глаза. «Вот и всё», - подумал он.

Говорят, что в таких случаях перед человеком проносится вся его жизнь. Перед Петровым пронеслись только отдно воспоминание. Почему именно это, он так и не понял.

Когда ему было около десяти лет, он решил, что нужно помогать людям. Например, если ты приехал на лифте на свой этаж, то нужно, выходя из лифта, нажать на кнопочку первого этажа, потому что, скорее всего, следующий человек поедет именно с первого. Но, если в подъезд кто-то заходил, пока Петров садился в лифт, он его не ждал, а, доехав до своего этажа, отсылал лифт на последний этаж. В этом случае воспитуемое благородство побеждала врождённая вредность. Получается, что благородство в данном случае – понятие абстрактное, а вредность – конкретная, направленная против одного конкретного человека, хотя Петров в тот момент его не видел. Если же вошедший в подъезд оказывался в зоне видимости Петрова, тот его дожидался, потому что надо иметь смелость, чтобы нагло закрыть дверь лифта перед носом у человека, а врождённая трусость была сильнее врождённой вредности и воспитуемого благородства.

- Сделайте же что-нибудь! – прервал воспоминания отчаянный вопль.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2011/11/myortvyiy/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Сказки, Фантастика:  Ку-ку!



О чём поёт моя душа:  Неудачный день

РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри, Рубрики нет:  Коллективный разум

Психологическая проза, Сатира:  Мыш