Мадонна

© irina korotkova, 2011


Домик старого Рустама находился километрах в пятидесяти от близлежащего села недалеко от ручья; окруженный лесами, он был почти недоступен праздным любителям экстремальных походов по тайге, и лишь бывалые охотники могли отыскать к нему еле приметные тропы. Рустам был нелюдим, но редких гостей встречал с почетом: накормит, даст отдохнуть, поможет, чем может, с расспросами не лезет. В селе поговаривали, что Рустам не так уж и стар: когда он появился в этих краях лет пятнадцать назад, было ему на вид сорок-сорок пять. Мрачный, с густой черной бородой, в которой поблескивали серебряные нити, он сразу же отгородился от сельчан, снял себе угол в доме деда Лехи, на вопросы отвечал коротко, о себе ничего почти не рассказывал. Сказал только, что издалека и жизнь заново начать хочет. У деда Лехи он прожил зиму, а весной ушел в тайгу, сколотил себе избушку да и поселился там один. Завел себе огород, купил в селе козу, несколько кур- вот и все хозяйство. Поговаривали, что Рустам незаконно охотой промышляет: белок да лис бьет, но все честь-честью, меру знает, три-четыре шкурки на продажу, чтоб деньги были- вот и вся его охота. Дед Леха- частый гость нелюдимого отшельника- научил его разбираться в грибах, травах и ягодах. Так и жил Рустам в одиночестве. Несколько раз в год приходил в село, делал закупки, узнавал новости- этим и заканчивалось его общение с сельчанами. Рустам сам сколотил стол, несколько табуретов, полки для посуды, купил в сельском магазинчике раскладушку и достал где-то старую железную печку-буржуйку. Украшала его хибару старая выцветшая открытка с изображением женщины, крепко прижавшей к себе толстенького кудрявого малыша. Красная рубаха женщины, зеленый с такими же ярко-красными полосами платок на плечах и желтая рубашонка малыша ярким пятном выделялись на темном фоне стен; ее глаза, полные любви и настороженности, притягивали взгляд, а руки, крепко обхватившие малыша,как будто старались защитить его от бед. Рустам сам не знал, кто изображен на открытке, но хранил ее давно, и, если кто-нибудь из редких гостей спрашивал его о женщине, отвечал коротко:

- Это единственное, что осталось от жены. Она собирала открытки… Какая разница, кто это! Это Мать!..

Как-то осенним вечером дед Леха привел к Рустаму гостей.

- Слышь, паря,- сказал он, хитро поблескивая глазами,- геологов тебе привел. Пусть поживут у тебя денька два, а потом дальше пойдут. Ванька их к Черному Камню отвести взялся, да только в отключке он. Протрезвеет и придет за ними. А я вот решил тебя навестить да и взял их с собой. Не прогонишь? Они с собой беленькую прихватили! Ты ж знаешь мою старуху… при ней ни-ни… А у тебя- благодать: красота кругом, тишина, только птицы да зверье! Так пустишь?

- Что спрашиваешь зря? Располагайтесь! Я всегда рад гостям, только знаешь ведь, непьющий я. Так что вы уж сами хозяйничайте.

Рустам провел гостей в избушку и захлопотал у стола, готовя немудреный ужин. Умывшись с дороги, гости подсели к столу. Один из них остановился у стены, вглядываясь при тусклом свете керосиновой лампы в изображение Матери.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2011/06/madonna/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


О чём поёт моя душа:  О чем поет душа моя…



РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри, Рассказы:  Мадонна

Пейзажная лирика:  Ночь протянула свои руки…

Психологическая проза:  Синдром заложника.