Брошенный

© Михаил Ковтун, 2011


…Разведгруппа нарвалась на засаду ближе к вечеру. Охотники из « ягдкоманды» свое дело знали хорошо. Дозорный группы успел лишь захрипеть, когда в его горло вошла отточенная сталь. Но и этого хрипа хватило опытным, воевавшим не первый год, людям. Очереди из ППШ прочертили кусты опушки леса злобным смехом. В, ставшие теперь видными, фигуры в камуфляже полетели гранаты. Эсэсовцы, разъяренные провалом задумки взять группу без шума, ударили из всех стволов. Из – за поваленной сосны лаем бешеного пса давился немецкий МГ-34. Откуда- то ударил миномёт. Небо охнуло и провалилось под ноги…

Сашку Васильева швырнуло разрывом в сплетение кустов и каких – то коряг. Изо рта соленым ручьем потекла густая кровь. Он не потерял сознание и видел – как уходили в спасительную густоту леса друзья, огрызаясь длинными очередями. Он видел – как Данька Стеблов, друг Сашки, схватил командира за рукав и показывал в кусты, где лежал Сашка. Но, командир упрямо мотнул головой и, вырвав руку, махнул вглубь чащи. Друзья скрылись тенями среди вековых деревьев. Сашка Васильев остался один. Брошенный. Скоро немцы начнут прочесывать место схватки. Что тогда? Искорёженный взрывом мины, ППШ годился лишь давить вшей остатками приклада. Гранаты он все истратил на ночной переправе. Осталась лишь, на совесть точеная, финка. Снова ухнул миномёт. Старая берёза, подломленная разрывом, мягко опустилась на сплетение веток кустов, укрывавших Сашку. Дерево укрыло собой усталого русского солдата от всего мира. От осколков и пуль, от цепких чужих глаз охотников на людей, в эсэсовской форме. Сашка лежал, придавленный деревом, и слушал – как мимо проходили немцы. Он слышал запах их сигарет и немытых тел. Он молился только об одном – что б у немцев не было б собак. Тогда – всё! Четвероногая тварь быстро найдет его даже в сгустившейся темноте. Он плакал от бессилия и пытался вспомнить слова молитвы, что в детстве слышал от бабушки. Но слов не было, лишь бессвязное « Господи» выталкивали кровавые пузыри из Сашкиного рта.

Его не заметили. Немцы погрузили своих раненых и убитых в грузовики, в один из кузовов они бросили два тела в русской форме. Взревели моторы, Сашка остался совсем один. Он, кривясь от боли, вылез из сплетения сучьев и листьев. Надо было идти. Идти назад через выжженную солнцем степь. Где то там за рыжими холмами, с выгоревшей травой, течет река. На том берегу свои. Разведгруппа, оторвавшись от немцев в лесу, тоже выйдет к своим. Но искать друзей смысла не было. Проще найти ветер в степи, чем оторвавшуюся от противника разведгруппу. Сашка, качаясь от боли, побрел назад. Пока спасительная ночь укрывала мир – надо было пройти как можно больше. Скоро встанет солнце, и человек в степи будет заметен издалека. Он брел, и горький запах полыни потихоньку забирал боль из ударенного взрывом тела.

Впереди мелькнули серые тени волков. В слабом свете новорожденной луны, звери потихоньку окружали бредущего человека. Среди кустов полыни вспыхнули красные огни глаз вожака стаи. Сашка устало рассмеялся. Пройти кошмар Харькова и Сталинграда, десятки раз сходить за линию фронта, резаться с егерями из « Эдельвейс» и подохнуть от клыков каких то блохастых волков?! Он сел на теплую землю и засмеялся в голос. Удивленный вожак коротко рыкнул. Сквозь истеричный смех, Сашка послал волка по волчьей матушке, да так, что удивленный странным поведением добычи, вожак дал команду своим на отход. Волки бежали, напуганные странной смесью звуков смеха, плача и отборного русского мата, издаваемых добычей – так вкусно пахнущей кровью. Густая полынь скрыла волчью стаю. Надо было идти дальше.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2011/02/broshennyiy/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Сентиментальная проза:  Певичка



РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри, Сентиментальная проза:  Подари мне лунный свет

Сказки:  Кусочек неба

Психологическая проза, РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри:  Митенька