Сказки старика Хименеса. Сеньорита Осень

© Михаил Ковтун, 2011


С гор дул пронизывающий холодный ветер. Улицы маленького городка были совсем пусты. Пара тощих псов, похожих на койотов, сидела в подворотне, прищурив глаза. У псов на мордах читалась философская отрешенность, будто кто – то им прочитал « Экклезиаст». Вьеха, придерживая рукой юбки от ветра, куда - то тащила корзину с рыбой. Облезлый черный кот крался за старухой, в надежде спереть рыбешку, когда она поставит корзину на землю – передохнуть.

Я зашел в бар к Хименесу. Сквозняк катал по полу револьверные гильзы. В портрете Сан Мартина на стене торчал нож. Разбитые столы и разнесенные в щепки стулья. Старик, кряхтя, пытался починить полку над баром. Услышав мои шаги, он обернулся. На морщинистом лице добрым светом заиграла улыбка. Он бросил молоток и гвозди и достал из под стойки бутылку настойки, которую он готовил на ягодах, растущих в ущелье Хозяина Ветров. На маленькой плите закипал чайник, в серебряную калабасу уже был засыпан отборный матэ.

—- Хола, амиго! Я думал – ты забыл старика среди своих проблем и снегов. По телевизору ( пока он был цел) говорили – твою страну засыпает снегом. У вас же сейчас зима. Не обращай внимания на этот беспорядок в баре. Вчера гаучо пригнали большое стадо и удачно сдали его торговцам. Ребята пришли ко мне в бар выпить на радостях. По телевизору шел футбол… И парни слегка увлеклись зрелищем. А когда « Ривер плэйт» забил победный гол, тут началось такое! Не любят у нас «портеньос»… Сам видишь. Но, парни честные. Они щедро оплатили убытки. Только вот помочь мне некому. Чико уехал в Байрес. Хочет выучиться на доктора. Вот и вожусь сам.

Холодное лето в этом году. Хозяин Ветров наверно осерчал на нас. Ветер дует то с Анд, то с юга. Ты знаешь, когда дует ледяной южный ветер, судьи дают более мягкие приговоры преступникам. Этот злой ветер ужасно тяжело действует на людские души. Хороший добрый человек хватается за нож и в его глазах холод вечного льда Антарктиды, принесенный южным ветром. Ничего, скоро март – начнется осень. Хозяин Ветров улыбнется, он выпьет отменного вина из Мендосы, созовет слуг. Склоны Анд раскрасятся чудесными цветами, ветры принесут мелодии дальних стран. Хозяин Ветров станет у огромной араукарии, растущей на обочине дороги. Он будет ждать Осень. Это высокая стройная сеньорита с золотыми волосами. Когда она к нам приходит, звезды огненным дождем падают с небес. Её улыбка превращает сердца в поющий комок страсти. Но – горе тем, кто заглянет в её серые глаза. Красавица жестока. Её глаза выпьют, словно бокал вина, твою душу. И спасти тебя сможет только настоящая любовь земной женщины. Только любовь сможет вытащить тебя из прекрасного и жестокого мира Осени. Но настоящей любви так мало в этом мире. И всё больше людей видят мир глазами Осени. Будь осторожен, амиго. Не ходи встречать Осень, не смотри ей в глаза. Что?! Ты был в её мире?! Давай выпьем за ту, которая смогла забрать тебя из серо – золотой красоты мира Осени.

Нет - Хозяин Ветров не один из её рабов. Ты же знаешь – его сердце лежит на золотом подносе в глубокой пещере. В его груди камень со склонов Анд. Он не умеет любить, жалеть, бояться. И она ценит его за это. Им хорошо вдвоём. Когда день сравнивается с ночью – Хозяин Ветров устраивает в своем ущелье пир. С заходом солнца Духи гор накрывают стол. Огромные пумы охраняют покой могучего брухо и его гостьи. В светильниках горят упавшие звезды. В бокалах из горного хрусталя искрится лучшее вино. Звучит гитара маэстро Мигелито. Осень садится за стол, пригубив вино, улыбается Хозяину Ветров. Ему приятно её искреннее внимание. И, тогда он гонит прочь холодные и злые ветра. В мир приходит покой прекрасной задумчивой грусти.

Популярность: 1%

Страницы: 1 2



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2011/01/skazki-starika-himenesa-senorita-osen/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Фэнтези:  Сказки старика Хименеса. Любовь ветра



Фантастика:  Шелест листьев

Психологическая проза, Фэнтези:  Частный сыщик

Фантастика:  Дитрих Майер