Рыжков Александр. Я видел утреннее небо

© Рыжков Александр, 2010


В общем, летом после восьмого класса я не был на даче. Родители не знали, что со мной делать, чем меня занять, а посему решили оставить всё, как есть… В хрущёвке было душно и пыльно. Выходить во двор я старался как можно реже, чтобы минимизировать насмешки сверстников и ребят постарше. Это может показаться смешным, но практически всё лето я провёл на балконе. Я соорудил настил из старого матраса и подушек, сделал навес, защищающий от солнца. С утра до вечера я торчал на балконе, читал книги и энциклопедии, решал кроссворды, тягал гирю, позаброшенную отцом, обливался водой из пластиковой бутылки, когда становилось сильно жарко, срывал с веток зелёные орехи, чтобы кидаться в обидчиков и тут же прятаться за парапетом… Если бы не свирепые комары и проливные дожди, то все летние ночи провёл бы на балконе.

Родители только плечами разводили.

Магия ли балкона, либо специфика моего метаболизма, либо отцовская гиря, но в девятый класс я пришёл высоким и крепким парнем. Мои худые руки заросли мышцами, а ростом я сделался выше Вовы Дергачёва, которому ещё три месяца назад был чуть ли не по пояс.

Первым делом я избил всё того же Вову Дергачёва. Обычно он выступал зачинщиком столь унизительных для меня потасовок. Избил я его жестоко, не рассчитав сил. Случилось это после занятий, на глазах всей параллели и нескольких зевак из старших классов. Этого события, в принципе, было достаточно, чтобы аж до последнего звонка меня никто не трогал. Правда, несколько раз ещё доводилось помахать кулаками, но из большинства драк я выходил победителем. Да, это очень редкий случай, когда школьная толпа отпускает свой объект для издевательств. Но я доказал право на это приятное исключение. Финальным штрихом моего нового образа мускулистого братка стала гладковыбритая голова. Эту причёску я сохранил и по сей день, поэтому мало кто подозревает, что у меня когда-то росла прядь седых волос.

А Таня Зубенко? Что ж, почему бы и не признаться! Я подкараулил её ночью, на пешеходном мосте, когда она плелась с попойки. Мои прошлые попытки поквитаться проваливались – то я трусил, то Таня шагала в сопровождении кавалеров (в основном солдат, улизнувших в самоволку из части), то просто свидетели ненужные подворачивались. Но тогда поблизости никого не оказалось, а ночь была на редкость безлунной. Мои пальцы сами вцепились в её пухлую шею… Тело я сбросил в Ингул, привязав к нему кусок заранее приготовленной металлической балки – чтобы не всплыло. Там оно, должно быть, покоится и до сих пор – кости, обглоданные бычками…

Почему я не сел в тюрьму за убийство? Меня помиловало простое безразличие друзей и родителей Тани. Никто не спохватился о пропаже девушки. Родителям даже легче стало – сэкономленные на содержание дочери копейки можно было благополучно пропить или купить много-много ацетона, чтобы выпарить зажигалкой в столовой ложке и вколоть в вену одноразовым шприцом, пущенным по кругу для сбора СПИДозного урожая… Списали всё на буйный нрав и непростой возраст девушки, мол, убежала с каким-нибудь хахалем, жизнь новую начала. В Херсон или Первомайск. Может даже на завод устроилась, или швеёй… Всё одно лучше, чем в школе штаны просиживать.

Популярность: 2%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2010/09/a-ryizhkov-ya-videl-utrennee-nebo/

Метки: , , , , , , , ,

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Психологическая проза, РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри, Фантастика:  Рыжков Александр. Скифский курган



РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри, Фантастика:  Рыжков Александр. Планета Инфинити

Рубрики нет, Фантастика:  Александр Рыжков. Звёздная Летопись

Фантастика:  Рыжков Александр. Я видел утреннее небо