Прощение.

© irina korotkova, 2010


Дед Всеслав жил один. Хотя, это громко сказано « Всеслав», так его никто не называл уже лет сорок, для всех этот высокий сухощавый старик, сохранивший и в свои семьдесят с лишним военную выправку, был просто дедом Севой, бывшим участковым, грозой всех поколений « преступных элементов» села. Он уже давно занимался своим огородом и , казалось, не интересовался жизнью сельчан и , тем более, нередкими пьяными драками, скандалами, а иногда и поножовщиной, которыми славилась сельская жизнь. Уже лет двадцать за порядком следил Федор Васильевич, в простонародье Федька, свой же, родной, назначенный участковым вместо пришлого капитана, проработавшего здесь всего-то пару лет и сбежавший обратно в райцентр. Не то, чтобы здесь было особо опасно, просто не воспринимали его сельчане, чужой он был для них. Вот и бегали по старой привычке к Всеславу со своими заботами и горестями. Теперь вот к Федьке бегают, хотя знают прекрасно, что тот в свою очередь к Всеславу за советом бежит. А как иначе, у того опыт, нюх, как у ищейки. Без него ни одно дело Федька решить не сможет. Сморчок он, Федька, по сравнению со Всеславом! А деда Севу теперь сторонились, можно даже сказать, боялись. Уж если сына родного не пожалел, то им, селянам, тем более ждать от него сочувствия нечего. Давняя это история. Родьке, сыну Всеслава, тогда лет восемнадцать было. В армию готовился идти, невеста была. Только все пошло не так. Собрались парни как-то по банкам в поле пострелять. Вот Родька и взял отцовский пистолет, выкрал, можно сказать, пока отец спал. Только забава та к несчастью привела: подстрелил Родька Сашку, сына вдовы Игнатовны, хорошо, только плечо задел. Но получил по полной! И хотя парни все в голос рассказывали, что Сашка сам под пулю выскочил, что Родька первый бросился к нему и на своих плечах до райцентра его тащил, да и сам Сашка не в обиде на дружка своего был, каялся, что невовремя решил к банкам бежать, ничего не помогло. Мало того, что Родьку за выстрел судили, так еще и за воровство оружия ему попало. Марья, жена Всеслава, в ногах у него валялась, просила мужа сказать, что пистолет он сам сыну взять разрешил, чтоб хоть это скосили парню. Да куда там! Упорно стоял на своем старый участковый: украл и все тут. И что, что сын? Пусть, как и все, отвечает за себя и не прячется за отцовской спиной. Надолго увезли Родьку. Марья так и не дождалась сына. После ее смерти Всеслав на пенсию и вышел, как раз двадцать пять лет службы стукнуло. Переехал сначала в райцентр,где-то работал то ли сторожем, то ли вахтером, впрочем какая разница. А двадцать лет назад в село вернулся. С тех пор так и жил один, не с кем не общался, разве только вот Федька к нему бегает да Верка-почтальонша газеты иногда носит. Помнят сельчане, что и письма раньше приходили деду Севе, да только не читал он их, сразу же рвал на мелкие кусочки и в помойную яму бросал. Верка-то говорила, что письма от Родьки, откуда-то из Сибири, да не казенные, видно, освободился парень, живет теперь где-то. Лет десять назад приезжал он к отцу, но пробыл в родном доме недолго, выгнал его Всеслав, да еще и обвинил, сына в смерти Марьи. Видели бабы, как Родька на кладбище пошел, побрели следом, хотели расспросить, что да как, только Родька много не рассказывал, сказал, что отсидел свое сполна, вышел, на работу устроился. Теперь вот, семья у него. Хотел с отцом жить, детей к деду привезти, да не судьба видно: не может отец простить ему ни его проступка, ни смерти матери. Побыл Родька у Марьиной могилы почти весь день, а к вечеру уехал. И с тех пор ни писем, ни его самого как не бывало. Вот и живет- доживает Всеслав один свой век. Не нужен ему никто, да и сам он никому не нужен

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2010/02/proschenie/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Рубрика не определена:  Мы, дети ада… ( продолжение).



Психологическая проза, РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри:  КУКУШКА

Рубрики нет:  Сумашествие

Рубрика не определена:  Превратности судьбы.