Письмо 10

© julchonok, 2010


Привет!
Захотелось рассказать тебе снова о нас с Юркой. Не так давно я была с дядей Колей в «Белом» баре. Потом пришёл Юрка с Андреем. Получился неприятный разговор. Я говорила при Андрее, что Юра для меня был только увлечением (и при том очередным), что я его никогда не любила; самое большое, что у меня к нему было, это влюблённость, не более. Он укорял меня в неверности, в изменах, но я быстро оборвала его тем, что ничего от него не скрывала, он знал обо всех моих «кавалерах», о моих «приключениях». Я его не держала, а даже наоборот хотела поссориться и расстаться. Юрка начал было о Косте, о том, что он единственный, кто может помочь мне в этом деле. Я тут же его обрезала, сказав, что его милости (иначе не назовёшь) мне не надо, что «сама эту кашу заварила, сама и расхлёбывать буду». Когда он говорил, что любит меня, что ждёт «когда я опомнюсь, мне всё это надоест и я буду с ним», я парировала, что это первая и не любовь, а лишь влюблённость, она проходит быстро, как простуда. Он, конечно же, отрицал. Когда же я стала говорить, что чувствовала к нему лишь интерес, он не выдержал и отвернулся. В тот вечер была ужасная метель. А потом резко, совсем неожиданно для нас с Андреем выбежал. Неизвестно куда. Как оказалось позже – в лес. И это в такую пургу. Один. Хотя к его знает, правда ли это.
Когда же мы остались с Андреем одни, он клялся, что Юрка действительно любит, что на дискотеке только обо мне и думает. Они с парнями пытались его расшевелить, развеселить хотя бы. Напрасно. Не знаю. Может, и правда.
В ту же ночь ко мне пришёл его отец, сказав, что Юра находится в ужасном состоянии. Юра просит тебя утешить его. Но перед этим он сам мне позвонил; голос был упавший. Он уверял, что любит, по-моему, плакал, говорил, что не может без меня. Но одна фраза меня смутила: «Оборвалась нить…» Что он имел в виду? Остаётся лишь догадываться. После разговора, я отправилась с егоотцом к нему. Когда мы пришли, то Юрка сидел у телевизора и, по-моему, не особо обрадовался моему появлению. В комнате мы разговаривали. «Как так можно? Люди живут и не задумываются, зачем, для чего, просто живут. А если не ради любви, то ради чего ещё жить?» - и руки плавно полезли ласкать меня. Ишь как заговорил соколик? Извинился за то, что собирался сделать. Ну ты поняла, о чём речь? Я была никакая. У меня было чувство (кстати, единственный раз за все остальные), что мной хотели попользоваться. А после, настроение к него резко улучшилось. да так, что не узнать было того Юру, который пять минут назад готов был спрыгнуть со мной с пятого этажа. Да, он предложил мне это. Наверное, чтобы казаться ещё больше разбитым и опустошённым, потерявшим смысл и всякую надежду.
Но после достижения цели он изменился: заговорил о времени, что завтра рано вставать. Хотя сначала удерживал, умолял остаться. Вот он какой, двуликий Янус!
11.12.1999

Популярность: 1%



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2010/01/pismo-10/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Сентиментальная проза:  Жалость или любовь?



Рубрика не определена:  Письма моей подруги

Психологическая проза, Рубрики нет:  Каблучки

Рубрика не определена:  Письмо 6