Сказания Иностранного легиона.

© Cosette, 2009


Высота №357

Часть 1

В начале 1940 г. змея, скорпион, а быть может, какая-то другая ползучая тварь, живущая в чудовищном африканском климате, укусила меня. Из-за укуса моя правая нога раздулась как воздушный шар. Боль была адской, температура у меня поднялась, и на протяжении целой недели я боялся, что мне отнимут ногу, потому что она вся почернела, посинела, и я не сомневался, что это – гангрена.

В то время доктор Дюпон служил главным врачом военного госпиталя в пункте Саида<!–[if !supportFootnotes]–>[1]<!–[endif]–>. Это был старый армейский врач, он был отозван из отставки после того, как все молодые врачи отправились на фронты Европы. За свою долгую службу он повидал много солдат, у которых было заражение крови, и само собой, ему не могла понравиться утратившая естественный цвет нога. Через пару недель опасность миновала, но я все еще чувствовал очень большую слабость и был вялым, так что доктор сказал, что я должен остаться в госпитале еще на 10 дней или около того, чтобы окрепнуть.

Покуда я приходил в себя под солнышком ранней африканской весны, легионера второго класса Пьера Ламонтаня определили ко мне в палату, и с этого момента пропала ленивая атмосфера госпиталя. Язык Легиона никогда не отличался особой утонченностью, и никто из легионеров особенно не следил за выбором слов, но Пьер оказался настоящей ходячей энциклопедией бранных выражений. Он значительно расширил мой словарный запас.

Пьера направили в госпиталь из-за того, что он жаловался на туберкулез. Он провернул дельце с одним арабом из города, который действительно болел туберкулезом, и араб контрабандой доставил ему в госпиталь небольшую емкость с мокротой. Пьер вручил эту емкость медицинской сестре под видом своей собственной. Естественно, в мокроте было полным-полно бацилл, и этого не могли не заметить в лаборатории. Для Пьера все оборачивалось замечательно. Он был на прямом пути к увольнению по состоянию здоровья.

Он произвел впечатление на окружающих в день своего появления в госпитале. Дело было к вечеру, и все пациенты только что прошли через двухразовое ежедневное унижение – измерение температуры в заднем проходе. Этот простой фокус заставлял ртуть в термометре подскочить до красной отметки, даже если температура тела была нормальной, и я заметил, что Пьер хорошо знаком с этим методом. Когда дежурный пришел, чтобы собрать термометры, Пьер захотел узнать свои показания, но ответа на вопрос, естественно, не получил. Дежурный подхватил свой поднос и вышел.

- Придурок! – заорал Пьер ему вслед, - Скотина! Иди, подставляй задницу!

Пьер раньше уже служил в Легионе. Он был отслужил пятилетний срок в Легионе в тридцатых годах, благодаря чему смог получить французское гражданство. Для него пять лет превратились, на самом деле, в шесть, потому что его поймали на попытке продать форму легионера торговцам-арабам из Марракеша. Это вылилось для него в целый год штрафбата в Коломб-Бешаре<!–[if !supportFootnotes]–>[2]<!–[endif]–>, и этот год добавился к его пятилетнему контракту. Невыгодно было Пьеру Ламонтаню оказаться в штрафбате, потому что штрафники ничего не получают за службу, и совсем уж неприятно строить дороги в пекле южной Сахары. Особенно, когда это заставляют делать голыми руками.

Популярность: 2%

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2009/11/skazaniya-inostrannogo-legiona/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Рубрики нет:  Высота 357 (окончание)



Рубрики нет:  Сказания Иностранного легиона.

Рубрики нет:  Сказания иностранного легиона (1 - Буханка хлеба)