Крик

© irina korotkova, 2009


- Вы, главное, не волнуйтесь… Недалеко от метро… там их трое было. Ваш сын в больнице. А мы проходили…, мальчика мы отвезли, он в сознании, даже адрес ваш назвал. Я подъехал, мне тут недалеко, а вас нет. Я телефончик и оставил, думаю, предупредить ведь надо… А вы на работе. В третьей городской он, вы поезжайте, с врачами поговорите. Там все скажут.

Сжимая телефон в руке, Андрей почти не слышал, что говорил ему этот человек, пришедший на помощь его сыну. Перед глазами стояло скорбное лицо жены. Опять его не оказалось рядом тогда, когда требовалась помощь! А ведь она предупреждала, она пришла к нему во сне, а он не понял и позволил прийти беде! Андрей рванулся на улицу.

- Ну что, позвонил,- на ступеньке стояла Степановна с пустым тазом в руках,- кто это был-то? Да что случилось!

Но Андрей не слышал ее. Он бежал к лодочной станции, в голове стоял туман, а из груди рвался протяжный тоскливый крик.

- Петрович, бросай все, поехали!

- Да ты что, парень! Ты ж домой ушел! Куда ехать? До конца смены еще часа три!

- С Борькой беда, Петрович! Поехали скорей, сам знаешь, на электричке дольше будет!

Петрович засуетился.

- Ах, ты ж…,- бормотал он, торопясь к своим стареньким « Жигулям», стоящим недалеко от пристани ,- сон-то в руку оказался! Что ж это творится, Господи! Что за жизнь! Утром ушел парень живой и здоровый и вот на тебе! Ох, беда, беда…

Через минут сорок Андрей стоял в больничном коридоре, ожидая врача. Петрович остался снаружи, пытаясь выяснить что-нибудь у сидящих на лавочке пациентов о молодом человеке, которого привезли несколько часов назад.

- Звери, нелюди, на парне живого места не было,- охотно рассказывала пожилая женщина, которая видела, как к больнице подъехала машина и из нее вытащили окровавленного молодого человека и буквально на руках понесли в приемное отделение.

- И то сказать, чего они сюда понаехали. Сидели бы у себя дома, целее были,- влез в разговор мужчина с золотой цепью на волосатой груди,- свободы захотелось, так и живите свободно, а к нам-то чего лезть, привыкли матушку Россию доить, так пусть теперь платят!

- Ты…,- протянул Петрович,- хватая мужчину за расстегнутый ворот рубашки,- ты.. слизняк… Ты что говоришь? А когда деды наши вместе Берлин брали… Забыл? Это из-за таких, как ты сейчас…

Не помня себя от ярости за Борьку, Андрея и всех, кто оказался чужим в своей, когда-то родной стране, Петрович тряс мужчину за грудки и бросал ему в лицо слова горечи и обиды. Женщина, застыв на месте, молча смотрела на них, а от больничного корпуса уже бежали люди в белых халатах и охрана.

- Это же человек, понимаешь ты, наш человек!- не помня себя от гнева, продолжал хрипеть старый бригадир.

- Хватит дед, - мужчина оттолкнул Петровича от себя и сплюнул,- наш, говоришь? А чего он такой черный?

Затем Петрович долго объяснялся с охраной, а потом, сразу ослабев, сел на скамейку и обхватил голову руками.

- В кого же мы превратились, Господи! Не люди, а цветные карандаши, белые, черные, желтые. Куда ж мы катимся?

Сидящая рядом женщина поглаживала его по руке, утешая и успокаивая.

В это время Андрей говорил с врачом. Как он и опасался, прогнозы оказались неутешительными.

- Травма черепа, сотрясение, многочисленные ушибы,- уставшим голосом перечислял врач,- состояние тяжелое, но жить будет. Вы бы, папаша шли домой, все равно вас к нему сейчас не пустят, а завтра с утра подойдете. И не волнуйтесь так. Парень молодой, здоровый, выкарабкается!

Популярность: 1%

Страницы: 1 2 3 4



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2009/11/krik/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Рубрика не определена:  Муж заболел.



О чём поёт моя душа, РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри:  О чем поет душа моя…

Рубрики нет:  Солнышко.

РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ Литературным жюри, Рубрика не определена:  По следам легенды.