Я живу в Германии…

© Gomeltschanin, 2008


Эти слова очень часто слышат многие русскоязычные родители от своих детей, как оправдание того, что русский язык им, дескать, и не нужен. Разве что, на бытовом уровне, чтобы хоть как-то общаться с теми же родителями и с дедушками-бабушками, для которых немецкий язык остается непреодолимой преградой.

Если же родители еще относительно молоды и хорошо владеют немецким, а дедушек-бабушек по тем или иным причинам рядом нет, то вскоре и общение в семье ведется уже на нем. А о русских корнях у некоторых напоминают только имена и фамилии, которые, кстати, при сильном желании и некоторых материальных затратах, вполне можно изменить.
Говоря о русских корнях, я имею в виду не только выходцев из России, а всех тех, кто с первых лет жизни понимал русский язык и говорил на нем. И в этой связи, на мой взгляд, следует четко разграничивать понятия «русский» и «русскоязычный» («русскоговорящий»). К первой группе официальная статистика относит только выходцев из России. География представителей второй группы куда более обширна. Ее, в свою очередь, тоже можно разделить на две категории.

Прежде всего, это граждане ныне независимых республик бывшего СССР, для которых русский язык является родным, а язык титульной нации они либо знали в той или иной степени, либо – не знали. Что до известного времени не создавало особых проблем ни на бытовом, ни на профессиональном уровне.

Вторую категорию составляют люди, для которых русский язык на родине являлся средством межнационального общения. И остается таковым в Германии, особенно в первые после приезда годы.

Елена Андреевна Земская, доктор филологических наук, главный научный сотрудник Института русского языка РАН, последние пятнадцать лет занимавшаяся исследованиями особенностей русской речи эмигрантов IV волны делает следующие основные выводы.

«Эмигранты IV волны не представляют собой единства. Они в высшей степени неоднородны по своему составу.

Лица, выехавшие из СССР в последние десятилетия ХХ века, в большинстве своем уезжали навсегда. Эту часть эмиграции IV волны нередко называют экономической. В значительном большинстве ее составляют люди, не имеющие желания возвращаться. Их цель – как можно скорее добиться в стране, приютившей их, успеха, иметь работу, дом, семью. Они не хотят быть чужаками, хотят стать своими. Важнейший элемент достижения этой цели – освоение чужого языка. Многие из них (но отнюдь не все!) стремятся всеми силами говорить на новом языке и перестают говорить по-русски. Такие люди есть во многих странах (США, Франция, Италия, Финляндия), но особенно много их в Германии среди той части эмиграции, которую составляют так называемые «русские немцы», т.е. немцы, возвращающиеся на свою историческую родину из Поволжья, Казахстана, Сибири, и члены их семей. Эта часть эмигрантов четвертой волны часто не имеет высшего образования, многие занимаются малоквалифицированным трудом.

Названные выше обстоятельства определяют отношение новоприезжих к русскому языку. Они не относятся к русскому языку как к святыне (что было свойственно эмигрантам I волны). Они используют его как удобное, легкое для них средство общения, но лишь немногие из них берегут его, стараются сохранить и передать своим детям. Они читают русские книги http://bookbuystore.com/, многие смотрят русское телевидение и русские фильмы. У них – в отличие от беженцев I волны – сохраняются реальные связи с Россией и русскими – жителями метрополии. Более того, находясь вне России, они тем не менее живут в своем кругу – лиц, уехавших из той же страны, что и они.

Популярность: 5%

Страницы: 1 2 3 4 5 6



Рекомендовать
публикацию литературному жюри.
Не забудьте указать ссылку на произведение:
http://prozaru.com/2008/07/ya-zhivu-v-germanii%e2%80%a6/

Версия для печати


< КОММЕНТАРИИ >

Другие публикации писателя


Публицистика:  Большая игра



Публицистика:  Школа начала третьего тысячелетия.

Публицистика:  О себе – любимых

Публицистика:  Повторение – мать учения?